Новости
Дорога, граница
Рекламодателям
Конкурсы и акции
Календарь событий
Финляндия в Петербурге
Размещение / Бронирование
О нас
Туры
Недвижимость
О Финляндии
Вопрос-Ответ
Покупки, скидки
Читальный зал
Города
Партнеры
Архив журнала
Подписка на журнал

Архив журнала

Архив конкурсов

Маркитант, купец, заводчик. Федор Киселев

Тема: История  

Журнал No: 1 (74)


На вопрос, какая из русских фамилий ассоциируется с Финляндией, большинство наверняка ответит: Синебрюхов. Однако после присоединения к Российской империи Великого княжества Финляндского в «покорении» Суоми преуспели многие российские купцы. В их числе – Федор Пантелеймонович Киселев.

Гражданин Финляндии
Федор Киселев родился в 1772 году в Выборгской губернии. Был ли он свободным или крепостным, неизвестно: предпринимательством в те годы при определенных обстоятельствах могли заниматься и крепостные.
В начале XIX века Федор покинул имение в Старой Финляндии и отправился завоевывать мир, избрав стезю торговца. Весьма вероятно, что он стал одним из маркитантов, снабжавших войска съестными и другими припасами.

К 1806 году Киселев обосновался в Фридрихсгаме (ныне Хамина) Выборгской губернии, на границе России и Швеции. Всего через три года этот неприметный городок войдет в историю сразу нескольких государств: именно здесь в сентябре 1809 года будет заключен мир между Россией и Швецией, по условиям которого так называемая Шведская Финляндия войдет в состав России и вместе с Русской Финляндией образует Великое княжество Финляндское.
Очень скоро Киселев понял, что Фридрихсгам для него тесноват, и поспешил перенести свои торговые операции в Гельсингфорс. Получив в 1812 году статус столицы княжества, приморский военный город начал быстро развиваться, что обещало немалые прибыли. В Гельсингфорсе Федор Пантелеймонович не только продолжал торговать продовольствием, но и открыл галантерейную лавку. В покупателях недостатка не было, но тут возникло препятствие: по закону торговлей на территории княжества мог заниматься только финляндский подданный.

Пришлось Киселеву платить штрафы. С нажитым он расставался не без печали, понимая, как важна для дела каждая полушка. Выход был только один: отправиться в гельсингфорсский магистрат с прошением о предоставлении ему права гражданства. Уже в 1813 году Федор Киселев стал подданным Финляндии. Надо сказать, удавалось это далеко не каждому русскому предпринимателю. Так, купцу Степану Ефимову магистрат отказал, так как до членов городского управления дошли сведения о его «неподобающем поведении» и пристрастии к азартным играм. А рассмотрение прошения Григория Цвилева было отложено до выяснения рода его занятий в Стокгольме…
Разменявшему пятый десяток лет Федору Пантелеймоновичу для утверждения на новой почве нужны были не только права гражданства, но и прочные связи в столичном обществе. В этом ему помогла Луиза Сальстедт: юная (на 27 лет моложе Киселева!) красавица с радостью приняла его предложение руки и сердца.

Кирпичи хорошо, а сахар – лучше!
Первое время торговля в столице не приносила тех доходов, на которые рассчитывал Киселев. И тогда он пошел на риск: в 1812 году купил сахарный заводик, на углу Сенатской площади и Унионинкату. Мощности завода были небольшие, покупательная способность горожан невысокой, деньги «рекой» потекли не сразу. Лишь через два года, когда был разрешен (а, главное, не обременен пошлиной) вывоз очищенного сахара в метрополию, дела пошли в гору. Забегая вперед, отметим, что слава Киселева как производителя сахара намного пережила его самого. И по сей день среди финнов можно услышать утверждение, что лучший сахар – от Киселева (как лучшее пиво – от Синебрюхова).

Успех в сахарном деле подтолкнул неугомонного Киселева к новому начинанию: на взятом в аренду на сорок лет участке земли на берегу залива Тёёлё он построил кирпичный завод, выпускавший до 200 000 кирпичей в год. Впрочем, по мощности он в два с половиной раза уступал заводу другого промышленника, тоже русского по происхождению, – Егора Ушакова. Однако в кирпичном деле Киселеву развернуться не удалось: постепенное замедление темпов роста Гельсингфорса и обострившаяся конкуренция заставили Федора Пантелеймоновича остановить производство в середине 1830-х годов.

Угроза нависла и над сахарным заводом. Архитектора Карла Энгеля, подвергшего серьезной реконструкции весь центр Гельсингфорса, не устраивало невзрачное строение по соседству с административными зданиями в стиле классицизма. Под предлогом опасности возгорания городские власти предложили владельцу перенести производство в другое место (по всей видимости, и ароматы от производства не вызывали восторга у обывателей!). Под нажимом магистрата Киселев перевел свой завод на арендуемый участок земли в Тёёлё. К проекту нового здания завода «приложил руку» все тот же Карл Энгель.

Бизнес есть бизнес
Федор Киселев обладал завидной деловой сметкой, которая не раз помогала ему выпутываться из сложных ситуаций. Однажды судно, перевозившее с Кубы сахар-сырец, попало в сильный шторм, груз оказался подмочен морской водой. Очистить его не представлялось возможным, в результате в заводских хранилищах накопилось огромное количество патоки. В довершение всего летом из-за жары бочки рассохлись и дали течь. Следы патоки можно было обнаружить вдоль всего побережья Тёёлё. Но Киселев нашел выход: пустил ее на производство спиртного и в течение трех последующих лет получил тридцать тысяч литров крепкого напитка. «Зелье» слегка облагородили и стали продавать как ром, убеждая покупателей, что по крепости и вкусу он не уступает иностранному. Удивительно, но и этот продукт «от Киселева» нашел своего покупателя…

В 1826 году Федор Пантелеймонович взялся за более крупное дело – выиграл подряд на строительство казарм в Гельсингфорсе, предложив за выполнение работ на двадцать процентов меньше, чем конкуренты. Ему удалось потеснить даже братьев Николая и Ивана Коростылевых, ранее получивших подряды на строительство Николаевского собора, восточного крыла Сената, обсерватории и ремонт здания канцелярии генерал-губернатора. Увы, заказчик на собственном опыте убедился в справедливости русской поговорки «скупой платит дважды»: спустя год выяснилось, что качество выполненной работы, мягко говоря, не соответствовало ожиданиям. О том, чем завершилось для Киселева это скандальное дело, история, к сожалению, умалчивает…

Вхождение во власть
Как бы то ни было, но в делах торговых Федор Пантелеймонович по праву считался одним из самых энергичных и удачливых предпринимателей столицы. Этот факт не остался незамеченным властями: в 1829 году Киселев (вместе с «коллегой по цеху» Егором Ушаковым) был избран городским старейшиной – а ведь его уровень владения шведским языком (официальным языком Финляндии) заставлял желать лучшего.

Федор Пантелеймонович участвовал в обсуждении вопросов торговли сельскохозяйственными продуктами, уровня цен, открытия рестораций, снабжения города жизненно важными припасами. А когда ему было уже около семидесяти, получил назначение коммерции советником. (В статской службе этот почетный титул соответствовал чину коллежского асессора, а в военной – чину майора пехоты. Коммерции советник имел право на ношение дворянского мундира и шпаги. – Прим. авт.)
Стоит заметить, что Киселев не единственный русский коммерсант, добившийся успеха в Суоми. К 1850 году в Гельсингфорсе насчитывалось 45 предпринимателей – выходцев из России, а это почти сорок процентов гильдейского купечества столицы Великого княжества.

Последний штрих
Если публичная жизнь Федора Пантелеймоновича нашла свое отражение в официальных документах, то о его личных качествах сведений немного. Судя по всему, тяги к дальним поездкам у Киселева не наблюдалось: он ни разу не наведывался даже в Фридрихсгам, где начинал купеческую карьеру. С уверенностью можно сказать, что был набожен: пожертвовал полторы тысячи рублей церкви Святой Троицы, построенной по проекту Карла Энгеля в конце 1820-х годов, – сумма по финляндским меркам огромная (для сравнения: ее настоятель получал 385 рублей в год). В течение семнадцати лет, до самой своей смерти в апреле 1847 года, Киселев вел хозяйственные дела этой церкви.

После кончины Федора Пантелеймоновича его дело перешло к сыновьям Николаю и Федору, двум из шести его детей, однако им не удалось добиться столь впечатляющих успехов, как потомкам Синебрюхова.
И все же имя Киселева не затерялось в веках. В современных путеводителях по Хельсинки вы обязательно найдете упоминание о Доме Киселева на Алексантеринкату, 28. В этом здании на Сенатской площади до переезда в новое помещение располагался главный торговый зал магазина Stockmann. Сегодня в доме Киселева более двух десятков небольших сувенирных лавок и магазинчиков для туристов.


А. Рупасов, А. Чистиков
08.05.2008

ВКонтакт Facebook Одноклассники Twitter Яндекс Mail.Ru

© STOP in Finland 2000-2012
Любое копирование текстов с портала stopinfin.ru только с указанием прямой ссылки на источник.

ДРУГИЕ СТАТЬИ НА ТЕМУ:

Топ-6 финских мест в Петербурге

Книга, которую стоит прочесть

Турист № 1

По Финляндии с Павликом Лемтыбожем

Лапландская лихорадка

Эта старая - старая финская сказка

Перед концом света

В гости к президенту!

Огненный дождь Финляндии

Город круглых улиц

Цветы для Анны

Лучшие эссе на тему "Я житель средневекового Турку".

Из записок древнего новгородца, поселившегося в средневековом Турку…

В гостях у Карла Фацера

Удастся ли поднять сокровища с «Фрау Марии»?

Mikä Suomi oikein on? Или, что такое Финляндия…

Волшебная зима

В поисках утраченного времени

На языке эльфов

Таинство утилизации

Закон Линуса, или подарок великого романтика

Память, потонувшая в мифах

Человек, который видел Йолупукки

Сокровища «Фрау Марии»

Обитель царственных особ

По эту сторону границы

Карельский перешеек-столкновение интересов

Чудеса в... ботинке

Добро пожаловать в… бочку

"Святая святых" финского дома

Рождество в Финляндии

Оулу - зеленый центр северной Финляндии

Рацио и эмоцио финского ренессанса

Западное побережье: край десяти потоков

В гости к приведениям

Память в финском животе

Счастливые дни в Виролахти

Простая и великая Туве

Финская золушка

Жизнь как колдовство

О рыбах и бобрах

Чужой среди своих

Под музыку великого магистра

Партизаны Суоми

В Финском заливе может появиться остров Талсинки

Свеаборг

Драма времен “казино-экономики”

Финская аура

Тампере - город необычных музеев

Замок в Турку: любовь и кровь

НА ЭТОМ МЕСТЕ МОЖЕТ БЫТЬ ВАША РЕКЛАМА







webcam Расстояния по Финляндии