Новости
Дорога, граница
Рекламодателям
Конкурсы и акции
Календарь событий
Финляндия в Петербурге
Размещение / Бронирование
О нас
Туры
Недвижимость
О Финляндии
Вопрос-Ответ
Покупки, скидки
Читальный зал
Города
Партнеры
Архив журнала
Подписка на журнал

Архив журнала

Архив конкурсов

Пленник "Белого Медведя". Лев Каменев в Финляндии

Тема: История  

Журнал No: 4 (77)


«Мы требуем обеспечить нас транспортом для проезда в Або». – «А кто вы, господа?» – «Я – представитель советского правительства в Лондоне Лев Каменев, а это наши дипломатические курьеры». Военный губернатор Аландских островов Ялмар фон Бунсдорф растерялся: большевики на территории Финляндии, считавшей Советскую Россию своим врагом… Что делать?

Бунсдорф решил сообщить о нежданных гостях генералу Карлу Густаву Эмилю Маннергейму, а до получения ответа из ставки главнокомандующего белой финляндской армией задержать Каменева и его сотоварищей Савицкого и Вольфа.

Ответ пришел через два дня – 22 марта 1918 года: русских арестовать, содержать под строжайшей охраной и при первой же возможности переправить в Ваасу, где размещалась ставка. В Мариехамне, столице Аландов, куда прибыли «пассажиры»-большевики, губернатор подходящего места не нашел – и отправил их в уездный городок Кастельхольм, главными достопримечательностями которого были шведская крепость XIV века и… тюрьма, построенная в 1784 году.
К удивлению арестованных, тюрьма оказалась небольшим одноэтажным зданием, а главное, никаких каменных стен по периметру и вышек с часовыми. Пленников поместили в 4-местную камеру с двухъярусными деревянными нарами, накрытыми соломенными тюфяками и шерстяными полосатыми одеялами.
Такой поворот событий советским дипкурьерам не понравился. Активнее всех выражал свое возмущение Каменев…

Путь в революцию
Лев Борисович Розенфельд (настоящая фамилия Каменева) родился в Москве в семье машиниста железной дороги. Как и многие еврейские юноши, еще в последних классах гимназии увлекся революционной идеей. За выпуск листовок и организацию демонстрации студент юридического факультета Московского университета Лев Розенфельд был арестован и выслан в Тифлис (Тбилиси), где в то время жили его родители. С университетом пришлось распрощаться – началась иная жизнь: Париж, знакомство с Лениным, возвращение в Россию, участие в большевистской нелегальной деятельности, аресты…

Спасаясь от преследований полиции, летом 1914 года Каменев уехал в Финляндию, но через несколько месяцев вернулся. В Озерках, под Петроградом, он был взят под стражу и отправлен на поселение в Сибирь.
Крушение царизма в феврале 1917-го открыло перед Каменевым дорогу не только к свободе, но и к власти: вскоре он стал одним из лидеров большевистской партии. Не претендуя в ней на единоличное руководство, Каменев, тем не менее, на все имел собственную точку зрения. В октябре 1917 года, заявив о своем несогласии с решением большевиков об организации вооруженного восстания, он даже получил клеймо «штрейкбрехера революции». Но пост председателя ВЦИК – один из важнейших в молодом советском государстве – товарищи по партии ему все-таки доверили.

Правда, через полмесяца он его лишился – из-за разногласий с ленинским большинством (на эту должность по предложению Ленина был назначен Яков Свердлов). В ноябре Каменева включили в состав делегации для ведения переговоров с Германией, но он вновь не поддержал позицию Ленина, высказавшись против заключения сепаратного мира. Это стало последней каплей.

«Заграница нам поможет»
Чтобы нейтрализовать «строптивого» соратника, большевистское правительство приняло решение отправить его в качестве эмиссара в Западную Европу. Официально задача Каменева состояла в том, чтобы рассказать правительствам и народам Англии и Франции о ходе мирных переговоров Советской России и Германии. Однако дипломаты и небольшевистская пресса не без оснований полагали, что Каменеву было поручено прозондировать настроения народных масс в обеих странах и подтолкнуть «братьев по классу» к социалистической революции. Такой расклад ни Париж, ни Лондон не устраивал, но их желание оставить Россию в состоянии войны оказалось сильнее. К тому же французы предупредили англичан: если Каменев и сопровождавший его советский дипломат Иван Залкинд прибегнут к действиям, которые породят «беспорядки и уныние во Франции», их немедленно выдворят из страны.

Путешествие, начавшееся в первых числах февраля 1918 года, началось с проблем. Путь эмиссаров лежал через Финляндию, где в это время уже шла гражданская война. Белые финны контролировали северную часть страны, красные – южную, в том числе и Финляндскую железную дорогу, связывавшую Гельсингфорс с Петроградом. По каким-то причинам движение поездов было прервано, и эмиссары на несколько дней застряли в Петрограде. На финляндской территории поезд, в котором ехали Каменев и Залкинд, был обстрелян. В довершение всего им пришлось несколько верст идти пешком с тяжелым багажом в руках…

Наконец, добрались до Стокгольма. Французов и англичан здесь ждал первый удар. В интервью шведской газете Каменев недвусмысленно заявил, что он и его друзья едут «вызвать революцию». Масла в огонь подлило сообщение из Бреста: Россия склоняется к сепаратному миру с Германией. Стало ясно, что Каменев представляет реальную угрозу государственной безопасности европейских держав. Но когда англичане попытались задержать Каменева в норвежском порту Берген, оказалось, что он уже на пути в Абердин.

В Шотландии «красные миссионеры» не только не удостоились торжественной встречи, но и лишились при досмотре приличной суммы, пропагандистских материалов¸ а также ружья и двух пистолетов, оказавшихся в чемодане Залкинда (будучи несведущими в дипломатических тонкостях, путешественники объявили часть багажа личной собственностью). В тюрьму их отправлять не стали, но установили наблюдение. Ни с членами правительства, ни с британскими социалистами и рабочими Каменеву встретиться не удалось: ему позволили побеседовать только с младшими чиновниками и офицерами разведки:

Тем временем и французы решили не впускать большевиков. Пришлось Каменеву и Залкинду возвращаться в Новрегию, а затем в Швецию, где их пути разошлись: Залкинд направился в Швейцарию, Каменев же, взяв в спутники курьеров, – в Москву через Аландские острова.

Лев в клетке
…Оказавшись под арестом, Каменев поспешил заявить о дипломатической неприкосновенности. Он потребовал, чтобы ему дали возможность известить о своем задержании советское и финляндское правительства. Какую власть в Финляндии он имел в виду – красный Совет народных уполномоченных или белый сенат в Вааса, – было непонятно, поэтому Бунсдорф отправил телеграмму Каменева своему непосредственному начальнику генералу Маннергейму.

Ситуация осложнялась тем, что к этому времени Советская Россия и Финляндия не поддерживали дипломатических отношений: белофинны обвиняли большевиков в поддержке красных финнов. Вести переговоры приходилось через Берлин, выступавший посредником. Не будучи уверенным в том, что телеграмма дойдет до Москвы, Каменев отправил еще одну – в Стокгольм, Анжелике Балабановой, представлявшей в Швеции большевистское правительство: «Телеграфируйте моей жене, что я здоров».

Каково же было удивление Бунсдорфа, когда на следующий день к нему из германского посольства в Стокгольме примчался тайный советник Курт Рицлер, а из дислоцированных на Аландах германских частей – капитан Туиссан. Они настаивали на освобождении Каменева, но губернатор отказался, сославшись на приказ Маннергейма. Внешнеполитические симпатии генерала были в то время не на стороне Германии, поэтому немцы решили зайти с другой стороны – воздействовать на представителей финляндского сената в Берлине и Стокгольме. Маннергейм остался непреклонен. 29 марта он выдвинул условие: Каменев не будет освобожден до тех пор, пока Россия не выведет из Финляндии оставшиеся войска и не прекратит оказывать поддержку красным финнам. Каменев стал заложником.

Германия отступилась, а Москва перешла в наступление на других «фронтах». На страницах петроградской «Красной газеты» Григорий Зиновьев заявил о неизбежных последствиях для «финляндских белогвардейцев». А в начале апреля Кремль назначил пленника «Белого медведя» послом в Австрии. Вена «раскачивалась» почти два месяца, но в конце концов согласилась, причем крайне неохотно. Когда в конце мая финский сенатор Эдуард Ельт на аудиенции у австрийского императора Карла I на ироническую реплику последнего о назначении «какого-то Каменева» послом в Вену спросил: «Не считает ли Его Величество необходимым, чтобы Каменев был быстрее освобожден?», Карл ответил не задумываясь: «Нет, нет, вовсе нет!».
А Маннергейм выдвигал все новые и новые условия: провести мирные переговоры между Советской Россией и Финляндией или, например, обменять Каменева на бежавших в Россию лидеров красных финнов...

Розы от комиссара
Каменев тем временем совершал «турне» по побережью Ботнического залива: после месячного пребывания в «Белом медведе» его перевезли в Ваасу, а в июне он находился уже в тюрьме Улеаборга (Оулу). Здесь пленника навещал шведский консул – приносил письма, необходимые вещи и еду.

Гражданская война в Финляндии завершилась победой белых, но Маннергейм ушел в отставку, а обязанности главы государства перешли к Пер Эвинду Свинхувуду. Теперь можно было вновь обратиться к посредничеству Германии. Но сначала Москва решила воспользоваться способом, «подсказанным» Маннергеймом, – обменом заложников. В Петрограде арестовали три десятка финнов, сторонников белой Финляндии и в конце мая 1918 года предложили Свинхувуду обменять их на Каменева. Финны отреагировали быстро: спустя неделю через германского посла в Хельсинки фон Брюка сообщили о своем согласии.

На согласование списков заложников ушло почти два месяца. Кроме Каменева, Савицкого и Вольфа Москва хотела получить Константина Кованько, неофициального представителя советского правительства в Финляндии. Финны ждали возвращения на родину в первую очередь уполномоченного по эвакуации финских семей из России полковника Хелениуса, таможенника Берлунда, художника Бакманссона… Обмен арестованными состоялся в Куоккала (нынешнем Репино) под наблюдением норвежского консула в Выборге.
***
3 августа 1918 года, сразу после освобождения, Каменев прибыл на съезд Советов Северной области, проходивший в Петрограде. Делегаты встретили Льва Борисовича аплодисментами, а комиссар внутренних дел Сара Равич по поручению президиума Петросовета преподнесла ему букет красных роз. «Ссылка» Каменева в Европу закончилась.


А.Рупасов, А.Чистиков
29.09.2008

ВКонтакт Facebook Одноклассники Twitter Яндекс Mail.Ru

© STOP in Finland 2000-2012
Любое копирование текстов с портала stopinfin.ru только с указанием прямой ссылки на источник.

ДРУГИЕ СТАТЬИ НА ТЕМУ:

Топ-6 финских мест в Петербурге

Книга, которую стоит прочесть

Турист № 1

По Финляндии с Павликом Лемтыбожем

Лапландская лихорадка

Эта старая - старая финская сказка

Перед концом света

В гости к президенту!

Огненный дождь Финляндии

Город круглых улиц

Цветы для Анны

Лучшие эссе на тему "Я житель средневекового Турку".

Из записок древнего новгородца, поселившегося в средневековом Турку…

В гостях у Карла Фацера

Удастся ли поднять сокровища с «Фрау Марии»?

Mikä Suomi oikein on? Или, что такое Финляндия…

Волшебная зима

В поисках утраченного времени

На языке эльфов

Таинство утилизации

Закон Линуса, или подарок великого романтика

Память, потонувшая в мифах

Человек, который видел Йолупукки

Сокровища «Фрау Марии»

Обитель царственных особ

По эту сторону границы

Карельский перешеек-столкновение интересов

Чудеса в... ботинке

Добро пожаловать в… бочку

"Святая святых" финского дома

Рождество в Финляндии

Оулу - зеленый центр северной Финляндии

Рацио и эмоцио финского ренессанса

Западное побережье: край десяти потоков

В гости к приведениям

Память в финском животе

Счастливые дни в Виролахти

Простая и великая Туве

Финская золушка

Жизнь как колдовство

О рыбах и бобрах

Чужой среди своих

Под музыку великого магистра

Партизаны Суоми

В Финском заливе может появиться остров Талсинки

Свеаборг

Драма времен “казино-экономики”

Финская аура

Тампере - город необычных музеев

Замок в Турку: любовь и кровь

НА ЭТОМ МЕСТЕ МОЖЕТ БЫТЬ ВАША РЕКЛАМА







webcam Расстояния по Финляндии