Новости
Дорога, граница
Рекламодателям
Конкурсы и акции
Календарь событий
Финляндия в Петербурге
Размещение / Бронирование
О нас
Туры
Недвижимость
О Финляндии
Вопрос-Ответ
Покупки, скидки
Читальный зал
Города
Партнеры
Архив журнала
Подписка на журнал

Архив журнала

Архив конкурсов

Летчик-истребитель Михаил Сафонов

Тема: История  

Журнал No: 9 (55)


11 апреля 1918 года с Комендантского аэродрома в Петрограде взлетели пять самолетов и взяли курс на Финляндию. Все машины, принадлежавшие советскому правительству, летчики «экспроприировали» – в полном соответствии с духом времени. Командовал этой «самосформированной» эскадрильей лучший истребитель Балтийского флота Михаил Сафонов.

Дорога в небо
Михаил Иванович Сафонов родился 13 ноября 1893 года в городе Острогожске Воронежской губернии в семье купца. Вопреки семейным традициям юноша выбрал профессию военного и в 1909 году после окончания гимназии поступил в московскую Военно-морскую академию. За пять лет учебы Сафонов выходил в море на миноносце «Верный», яхте «Забава», крейсерах «Богатырь», «Россия» и «Олег». Тогда же он получил первые награды – бронзовые памятные медали, выпущенные к 100-летию Отечественной войны и 300-летию Дома Романовых.

В мае 1914 года окончил академию и 29 июля был произведен в мичманы. А спустя два дня Германия объявила России войну…
Новоиспеченного офицера определили на крейсер «Громобой», а потом перевели на броненосец «Севастополь». После года службы Михаил Иванович решил освоить новую специальность и с ноября 1915 года начал посещать школу морской авиации Балтийского флота.

Теорию авиационного дела он изучал на курсах аэродинамики при Политехническом институте. Что касается практики, то в зимнее время полеты над Балтикой были сопряжены со смертельным риском. Ввиду этого на Каспийском море, недалеко от Баку, была создана зимняя база авиашколы Балтфлота. Именно там 1 декабря 1915 года курсант Сафонов впервые самостоятельно поднялся в небо.
Его успехи в учебе были столь впечатляющи, что еще до сдачи экзаменов он вернулся на Балтику, где ему выделили собственную машину – гидросамолет «Фарман-11». В апреле, будучи уже зачисленным в штат Ревельской авиастанции, Михаил получил звание военного пилота и годовое жалованье в размере 920 рублей.

«Орел Балтики»
Авиация Балтийского флота еще только создавалась. Все экипажи были объединены в два дивизиона, каждый состоял из трех авиаотрядов, названных буквами кириллицы. Местом службы Сафонова стал «Глагол» – 1-й авиаотряд 2-го дивизиона.
Вскоре на вооружение соединения поступили «летающие лодки» Григоровича «М-9». В бою они были опробованы 9 сентября 1916 года в Ирбенском проливе над фортом Михайловский – тогда произошла схватка между пятью «летающими лодками» и пятью немецкими аэропланами. Победу одержали русские, причем Сафонов и механик-пулеметчик Орлов уничтожили одну вражескую машину. Этой победой Михаил Иванович открыл боевой счет и получил первый орден – Святую Анну 4-й степени.

26 сентября в воздушный патруль отправились две «М-9». На одной находились лейтенант Горковенко с механиком-пулеметчиком Зайчевским, на другой – Сафонов с Орловым. Целью полета была разведка: месяцем ранее русская авиация практически уничтожила германскую авиабазу на озере Ангерн и теперь Горковенко и Сафонову предстояло выяснить, насколько противник сумел ликвидировать последствия налета.

Русские самолеты встречали сразу двадцать германских аэропланов. Немцы хотели взять реванш за свое недавнее поражение.
В неравном бою Михаил Иванович был ранен в ногу, а его самолет получил серьезные повреждения. Горковенко бросился на выручку и сумел отвлечь на себя внимание противника. Эта самоотверженность стоила жизни и ему самому, и пулеметчику Зайчевскому…

Сафонову удалось довести самолет до аэродрома. Больше месяца он пролежал в госпитале, где и получил свой второй орден – Святого Станислава 3-й степени с мечами и бантом. Когда Михаил Иванович вернулся в строй, его здоровье оставляло желать лучшего и начальство подыскало ему своеобразную синекуру, назначив адъютантом при штабе Балтийского флота.
Сафонов, однако, не собирался отсиживаться в тылу: в январе 1917 года он даже участвовал в нескольких воздушных схватках. Командование наградило храброго адъютанта орденом Святого Владимира 3-й степени с мечами и бантом.

Выброшенный революцией
После свержения монархии дисциплина на флоте не просто пошатнулась – она исчезла полностью. Порой дело доходило до расправ над офицерами, поэтому многие из них старались под любым предлогом списаться на берег. Как следствие, возник кадровый голод, повлекший за собой приход нового комсостава – из офицерской «молодежи». Так, в июле 1917 года Сафонов был произведен в лейтенанты и назначен командиром авиаотряда «Глагол». В должность он вступил 14 июля и в тот же день во время патрулирования сбил германский аэроплан над Аренсбургом.

7 сентября 1917 года Михаил Иванович одержал свою третью воздушную победу. Пять русских «ньюпоров» и «М-15» вступили в схватку с тремя германскими аэропланами. Сафонов на сей раз пилотировал на «ньюпоре». С расстояния 50 метров он атаковал и сбил первой же очередью вражеский двухместник.
Очередная награда не заставила себя ждать. 25 октября 1917 года Сафонов был произведен в старшие лейтенанты и получил отпуск. Прибыв в Петроград, Михаил Иванович женился на медсестре Людмиле Чеботаревой, с которой познакомился еще в госпитале.
После медового месяца заслуженный летчик вернулся к месту службы и принял командование 2-м авиационным отрядом.

16 октября крупные силы германской авиации появились над Моонзундским архипелагом. Поднявшись на своем «ньюпоре», Сафонов уничтожил один из самолетов. На следующий день сбил вражеский двухмоторный бомбардировщик. Это была его пятая победа…
Михаил Иванович оказался самым результативным летчиком-истребителем Первой мировой войны в сражениях над Балтикой. Однако пришедшие к власти большевики не слишком дорожили такими кадрами, и после подписания Брестского мира Сафонов вместе с десятками тысяч других офицеров попал в разряд демобилизованных.

Микко Вуоренхеймо
Оказавшись фактически без средств к существованию, Михаил Иванович подписал контракт с финским правительством на службу в качестве летчика гражданской авиации. Ему и еще четверым была выплачена сумма в 25 тысяч рублей. Однако кроме официального контракта существовали и неофициальные договоренности. В Финляндии в это время шла гражданская война между «белым» и «красным» правительствами. «Работодателями» Сафонова и его товарищей были «белые», так что на самом деле русских летчиков ждала не гражданская авиация, а бои с финскими большевиками. Впрочем, Михаила Ивановича такой поворот событий вполне устраивал. Большевизм был ему крайне неприятен в любых формах и любых национальных одеждах…

Бесспорно, контракт с русскими летчиками финскому правительству был весьма выгоден. Следует отметить, что авиация «белой» Финляндии началась с аэроплана, подаренного генералу Маннергейму шведским бароном Эриком фон Розеном. Затем было приобретено еще несколько машин с новой эмблемой ВВС в виде древнего скандинавского знака – свастики. Однако большинство летательных аппаратов постоянно ремонтировалось, так что говорить о полномасштабной войне в воздухе не приходилось…

После того как русские «контрактники» приземились в «столице контрреволюции» городе Вааса, численность белофинской авиации выросла в полтора раза, пополнившись одной летающей лодкой «М-9», двумя «ньюпорами-10» и двумя «ньюпорами-17».
Михаил Иванович прибыл в Финляндию вместе с супругой, причем, опасаясь за судьбу своих близких, оставшихся в России, он сменил имя. Теперь его звали Микко Вуоренхеймо.

Костяк «красной» авиации в то время составляли финские эмигранты, вернувшиеся из США на собственных самолетах. Профессионалами они не были и по уровню подготовки существенно уступали «команде» Сафонова. Впрочем, вопрос о боевых качествах и тех и других так и остался открытым, поскольку не сохранилось каких-либо сведений о схватках в воздухе между «белыми» и «красными». Финское небо оказалось достаточно просторным, и самолеты противников так ни разу и не встретились друг с другом.

На практике русским летчикам приходилось заниматься бомбардировочными и разведывательными операциями – они участвовали в разворачивающемся на юг наступлении «белых». Однако в мае 1918 года при поддержке германского оккупационного корпуса войска Маннергейма заняли Хельсинки. В Финляндии гражданская война закончилась, зато в России она только начиналась…

Скитания
Летом 1918 года через оккупированную немцами территорию Сафонов добрался до Новочеркасска и вступил в Добровольческую армию генерала Деникина. После поражения белогвардейцев в России Сафонов оказался сначала в Персии, а затем в Индии, где поступил инструктором в английскую авиационную школу. Жена летчика сопровождала мужа в его странствиях. За время скитаний у супругов родились двое детей.
Из Индии семья перебралась в Китай. Бывшая Поднебесная империя официально именовалась республикой, причем губернаторы провинций фактически превратили вверенные им территории в своеобразные феодальные княжества. Едва ли не наибольшим влиянием пользовался правитель Маньчжурии Чжан Цзо Линь. К нему на службу и поступил Сафонов.

Главным врагом Чжан Цзо Линя была партия Гоминьдан, находившаяся в тесном контакте с правительством советской России. Разумеется, в подобной обстановке симпатии Михаила Ивановича были не на стороне гоминьдановцев.
Сафонов начал активно помогать Чжан Цзо Линю создавать собственные воздушные силы. Он стал преподавателем в одной из первых китайских авиационных школ и даже спроектировал «летающую лодку» собственной конструкции.

В начале 1924 года военные действия между Чжан Цзо Линем и Гоминьданом активизировались. Михаил Иванович принимал непосредственное участие в боях. В мае его самолет во время патрулирования был сбит наземным огнем над рекой Минг. Впрочем, существует и другая версия: Сафонова сбил советский летчик, сражавшийся на стороне гоминдановцев. Останки его так и не были обнаружены. После смерти Михаила его жена вместе с детьми переехала в Америку. Потомки знаменитого «орла Балтики» и сейчас живут в США, а один из его внуков служит в американской авиации.

...Из дневника сражавшегося в Китае советского летчика Ивана Демидовича Воробьева:
«На подлете к населенному пункту Л. обнаружили колонну противника, я зашел с тыла и выпустил ей в спину длинную очередь; второй расстреливал пехоту, обойдя колонну справа. Олег (летал с Воробьевым вторым номером, настоящая фамилия не установлена. – Д. М.) сбросил наши бомбы – две десятикилограммовые дуры, подвешенные под крыльями. Одна из них упала чуть левее дороги, вторая – аккурат перед «носом» противника. Но осколками пехоту все же посекло. Колонна распалась, стрелять по отдельным пехотинцам было бессмысленно.

Я подал Харламу (прозвище другого советского летчика, настоящее имя и фамилия которого не установлены. – Д. М.) знак «возвращаемся». Но далеко уйти нам не дали: в хвост задышал вражеский летун. Он, не задумываясь, вступил в бой – выпустил две очереди по Харламу. Мимо! Харлам стал набирать высоту, стремясь уйти от противника, не желая принимать бой. Я сбросил скорость, пропустив вперед и Харлама и противника, рассчитывая зайти последнему в хвост.

Мой маневр разгадали. Противник «завалил» на правый бок, камнем упал вниз. Теперь уже я мог превратиться в превосходную мишень. Очередь прошла в каком-то метре от корпуса моего самолета. Выручил Харлам. Он сверху ринулся на противника. Секунда, другая – и пули вспороли обшивку его аппарата. «Расстрел» милитариста завершили мы с Олегом: наш пулемет работал исправно. Противник, потянув за собой черный шлейф дыма, поспешно вышел из сектора обстрела. Мы не преследовали».
Вполне вероятно, что Воробьеву и Харламу в этом бою удалось «подстрелить» самолет Сафонова, после чего поврежденная машина разбилась при посадке...

***
Среди русских летчиков-асов Первой мировой войны Сафонов был, пожалуй, наиболее ярым и непримиримым противником Советской власти. В отличие от своих коллег, которые либо примкнули к большевикам, либо пытались с ними договориться, Михаил Иванович разошелся с новым режимом сразу и окончательно. Фактически последние шесть лет своей жизни он сражался против коммунистов – сначала в Финляндии, затем на юге России и наконец в Китае, где и нашел свою гибель.


Дмитрий Митюрин
08.12.2005

ВКонтакт Facebook Одноклассники Twitter Яндекс Mail.Ru

© STOP in Finland 2000-2012
Любое копирование текстов с портала stopinfin.ru только с указанием прямой ссылки на источник.

ДРУГИЕ СТАТЬИ НА ТЕМУ:

Топ-6 финских мест в Петербурге

Книга, которую стоит прочесть

Турист № 1

По Финляндии с Павликом Лемтыбожем

Лапландская лихорадка

Эта старая - старая финская сказка

Перед концом света

В гости к президенту!

Огненный дождь Финляндии

Город круглых улиц

Цветы для Анны

Лучшие эссе на тему "Я житель средневекового Турку".

Из записок древнего новгородца, поселившегося в средневековом Турку…

В гостях у Карла Фацера

Удастся ли поднять сокровища с «Фрау Марии»?

Mikä Suomi oikein on? Или, что такое Финляндия…

Волшебная зима

В поисках утраченного времени

На языке эльфов

Таинство утилизации

Закон Линуса, или подарок великого романтика

Память, потонувшая в мифах

Человек, который видел Йолупукки

Сокровища «Фрау Марии»

Обитель царственных особ

По эту сторону границы

Карельский перешеек-столкновение интересов

Чудеса в... ботинке

Добро пожаловать в… бочку

"Святая святых" финского дома

Рождество в Финляндии

Оулу - зеленый центр северной Финляндии

Рацио и эмоцио финского ренессанса

Западное побережье: край десяти потоков

В гости к приведениям

Память в финском животе

Счастливые дни в Виролахти

Простая и великая Туве

Финская золушка

Жизнь как колдовство

О рыбах и бобрах

Чужой среди своих

Под музыку великого магистра

Партизаны Суоми

В Финском заливе может появиться остров Талсинки

Свеаборг

Драма времен “казино-экономики”

Финская аура

Тампере - город необычных музеев

Замок в Турку: любовь и кровь

НА ЭТОМ МЕСТЕ МОЖЕТ БЫТЬ ВАША РЕКЛАМА







webcam Расстояния по Финляндии