Новости
Дорога, граница
Рекламодателям
Конкурсы и акции
Календарь событий
Финляндия в Петербурге
Размещение / Бронирование
О нас
Туры
Недвижимость
О Финляндии
Вопрос-Ответ
Покупки, скидки
Читальный зал
Города
Партнеры
Архив журнала
Подписка на журнал

Архив журнала

Архив конкурсов

Падение Свеаборга: Легенда о «золотом порохе»

Тема: История  

Журнал No: 1 (47)


Русско-шведская война 1808–1809 гг. явилась своеобразным эпилогом многовекового противостояния двух морских держав. В результате Финляндия вошла в состав Российской империи, что серьезным образом повлияло на изменение геополитической ситуации на севере Европы. Пожалуй, наиболее драматичный эпизод этой войны – падение крепости Свеаборг.

Благодаря стараниям скандинавских историков вокруг этого события ходило множество легенд, одна из которых утверждала, что крепость была взята с помощью “золотого пороха” – предательства коменданта.

Северный Гибралтар
В феврале 1808 г. русская армия под командованием Ф. Буксгевдена без объявления войны вторглась на территорию герцогства Финляндского. Наступление развивалось успешно и напоминало “блицкриг” – молниеносную войну. Шведская армия генерала Клингспора откатилась на север, уступив врагу почти всю южную часть Финляндии. Почти – потому что один опорный пункт у противника все-таки остался.

Крепость Свеаборг, расположенная на семи островах в нескольких километрах от Гельсингфорса, получила название Северный Гибралтар. Подобно настоящему Гибралтару, контролирующему выход из Средиземного моря в Атлантический океан, Свеаборг должен был держать “под прицелом” выход из Финского залива в Атлантику. Крепость заложили в 1747 году, и с тех пор правительство Швеции стремилось превратить ее в неприступную твердыню, расходуя на это астрономические суммы.

К началу военных действий в Свеаборге было сосредоточено до трети всех шведских сил – 7500 человек гарнизона, 1500–1700 “обывателей” (преимущественно семьи офицеров и солдат), 354 каторжника, 6 русских военнопленных. Крепость охранялась артиллерией (2033 орудия и 100 тонн пороха) и флотилией из 110 судов. Для сравнения заметим, что русский корпус в начале осады составлял всего 6500 человек.

Осада
Оборона Свеаборга была поручена адмиралу Карлу Кронстедту – герою войны 1788–1790 гг., “известному головорезу” (по свидетельству Н.Н. Раевского). Ему противостоял П.К. Сухтелен – генерал, преуспевший не столько на военном, сколько на дипломатическом поприще.
Сам Кронстедт лучше других знал слабые места в обороне крепости. Свеаборгские укрепления, несмотря на внушительность, были построены крайне неумело. Стены на опасных участках были невысоки, а рвы – неглубоки. В местах, надежно защищенных от артиллерийского огня, могли укрыться не более 2000 человек.

Многие солдаты гарнизона (финские крестьяне) боевого опыта не имели, а их военная подготовка носила весьма поверхностный характер. Подавляющее большинство офицеров – финские дворяне, они не хотели погибнуть за интересы шведской короны. Некоторые готовы были даже переметнуться к русским. К их числу относились заместитель и правая рука Кронстедта полковник Егергорн, начальник артиллерии майор Хьярни и командир гарнизона острова Лилла-Эстер-Сварте (одного из семи островов, входивших в систему свеаборгских укреплений) капитан Рейтенфельд.

Кроме того, из 2033 орудий лишь 734 были исправны. При этом из-за нехватки квалифицированных артиллеристов на каждые три исправные пушки приходилось всего по два канонира. Запаса продовольствия хватало не на три месяца, а только на два.
Наконец, дело было и в самом Кронстедте. Будучи “головорезом” на море, адмирал не имел опыта обороны крепостей. Поэтому все важные решения он согласовывал с Военным советом, а повседневную работу перекладывал на своих заместителей.

Свеаборгская драма началась с того, что 2 марта 1808 г. казачий отряд В.П. Орлова-Денисова с ходу овладел Гельсингфорсом. Русские захватили склады с боеприпасами и продовольствием, лазарет, а также вполне пригодные для расквартирования дома местных жителей. Солдаты тут же возвели батареи и приступили к обстрелу крепости. Шведы открыли ответный огонь, и через пару часов командование русских сообразило, что продолжение артиллерийской дуэли неизбежно приведет к уничтожению города.

Перспектива остаться без крыши над головой несколько охладила их боевой пыл. К шведам направили парламентеров с предложением о перемирии. Якобы заботясь о безопасности мирных жителей, они пообещали перенести свои батареи в другое место. Кронстедт клюнул на это – в результате осаждающие получили время на возведение новых укреплений, благо Свеаборг обстреливался с них ничуть не хуже.

В течение месяца между осаждающими и гарнизоном крепости велась артиллерийская дуэль. Небольшие отряды русских по льду подбирались к стенам крепости. Неопытные шведские канониры открывали огонь и, как правило, попадали “в молоко”. Покоя оборонявшимся не было ни днем, ни ночью. Особенно им досаждала конная батарея полковника Аргуна, прозванная “будильником гарнизона”.

Неудивительно, что нервы защитников Свеаборга оказались на пределе. Кроме того, боеприпасы расходовались крайне неэкономно, почти не нанося ущерба противнику. Подсчитав количество израсходованного пороха, Кронстедт схватился за голову: снарядов в крепости оставалось лишь на 15 дней, запасов продуктов – всего на месяц. Была только одна надежда – на помощь Стокгольма.

Капитуляция
Находясь в столь трудном положении, Кронстедт 2 апреля заключил с русскими перемирие на месяц с условием, что, если до 3 мая в Свеаборг не придет помощь из Швеции, крепость капитулирует.

Едва огонь прекратился, адмирал с разрешения Сухтелена послал к королю Густаву IV двух курьеров. Но, двигаясь по занятой русскими территории, они задерживались под всеми возможными предлогами. В результате первый из гонцов прибыл в Стокгольм лишь 3 мая, т. е. в день, когда истекал срок перемирия. Сам король и его советники за целый месяц так и не удосужились связаться со Свеаборгом.

За время перемирия русское командование использовало все способы для того, чтобы деморализовать вражеский гарнизон. Крепость снабжалась шведскими газетами, из которых осажденные могли узнать об успехах русских войск (на самом деле газеты печатались в Петербурге!). Солдат, дезертировавших из Свеаборга, встречали с распростертыми объятиями: они получали значительное “денежное вспомоществование” и обильную выпивку, а затем их отпускали домой. Офицеры гарнизона могли беспрепятственно посещать Гельсингфорс.

Недавние враги устраивали вечера с обильными возлияниями. Многие финские дворяне не только доброжелательно выслушивали речи о достоинствах Александра I, но и принимали денежные подарки. Центром пророссийской агитации стал салон супруги коменданта острова Лилла-Эстер-Сварте – госпожи Рейтенфельд, которая, как и большинство жен шведских офицеров, предпочла остаться в городе, а не отправиться в осажденный Свеаборг. От Сухтелена она получила несколько тысяч рублей и принялась усиленно их “отрабатывать”.

Трудно предположить, что капитан Рейтенфельд был не в курсе дел своей супруги. Что касается Егергорна, то он уже не раз получал от русских некое подобие жалованья.
Столь значительные расходы требовали притока дополнительных средств, в связи с чем Сухтелен писал военному министру Аракчееву: “Наконец, чтобы иметь успех, употребил я для того посредства людей, которых расположение удалось мне приобрести в гарнизоне. Вы видите, какими средствами была мне возможность найти нужные нам способы.

Они нам довольно дороги и еще будут дороже, но все эти издержки не возмогут никогда идти с тем важным средством, какое можно сделать...” В заключение следовала просьба прислать дополнительно 25 тысяч рублей. Просьбу его удовлетворили.
Примечательно, что генерал ничего не писал о том, что с помощью денег ему удалось расположить к себе коменданта Свеаборга. Между тем, если бы все было именно так, Сухтелен не преминул бы упомянуть о столь важном обстоятельстве.

Однако Кронстедт принял решение прекратить оборону и без “золотого пороха”. Вечером 2 мая он собрал Военный совет. Вопрос стоял жестко: из Стокгольма никаких вестей, следовательно, нужно либо сдавать крепость, либо возобновлять военные действия. В последнем случае Кронстедт нарушал данное им слово, ведь по условиям перемирия он должен был сдать крепость, если вовремя не подоспеет помощь. За капитуляцию высказалось и большинство членов Военного совета. Их аргументы звучали убедительно: после двух месяцев осады продукты на исходе, боеприпасов хватит на отражение только одного штурма, дисциплина в гарнизоне упала, солдаты и офицеры не желают сражаться, помощи в ближайшее время ждать не приходится.

Поразмыслив, комендант вынес вердикт – капитулировать!
На следующий день в ожидании ответа русские войска выстроились напротив крепости. Пехотинцы держали ружья на изготовку, а в руках артиллеристов горели фитили, которые они уже готовы были поднести к своим орудиям. Однако сигнала идти на штурм так и не последовало. Над крепостью взметнулось белое полотнище…

Попранная честь адмирала Кронстедта
Анализируя причины падения Свеаборга, шведские и финские историки вновь и вновь задавались вопросом: как могло случиться, что защищаемая многочисленным гарнизоном и считавшаяся неприступной крепость сложила оружие перед небольшим корпусом русских войск? Требовалось найти виновника позора – и он был найден…
Ответственность за поражение возложили на адмирала Кронстедта. Документальным основанием для обвинения его в предательстве стал один из пунктов акта о капитуляции, согласно которому русские должны были выплатить коменданту 100 тысяч рейхсталеров “шведской монетой”.

Но правда заключалось в том, что перед началом осады на выложенные из собственного кармана 100 тысяч рейхсталеров Кронстедт закупил продовольствие для крепости. Понятно, что после капитуляции Свеаборга адмирал не надеялся вернуть эту сумму из казны стокгольмского военного министерства, а потому с типичной для скандинавов предусмотрительностью заранее позаботился о том, чтобы получить ее от своих противников. Не углубляясь в суть вопроса, шведские историки объявили, что это и есть “плата за сдачу Свеаборга”. 

На самом же деле одна из причин падения крепости заключалась не в наличии “золотого пороха”, а в отсутствии пороха обычного: беспорядочная пальба, которую вел гарнизон Свеаборга, привела к перерасходу боеприпасов.
Однако еще более гибельной для гарнизона оказалась нехватка продовольствия. Самые простые расчеты показывали, что согласно установленным нормам запасы провизии должны были закончиться как раз к началу мая, то есть к окончанию перемирия.   

Чтобы убедиться в том, что Кронстедт был назван изменником несправедливо, достаточно было изучить документы и выслушать самого обвиняемого. Однако из политических соображений оказалось выгоднее возложить вину на конкретного человека, нежели по справедливости распределить ее между всеми, кто был причастен к случившемуся...

С тех пор в Суоми и Швеции о Кронстедте вспоминают лишь как о предателе. Так, в одной из баллад финский поэт Й. Рунеберг призывал даже не называть по имени “шведского вице-адмирала синего флага”:

Возьми весь мрак сырых могил,
Всю жизни скорбь и тьму,
И имя ты создай из них,
И дай потом – ему:
Все ж это имя, дар могил,
Светлей того, что он носил!


Дмитрий Митюрин
28.11.2005

ВКонтакт Facebook Одноклассники Twitter Яндекс Mail.Ru

© STOP in Finland 2000-2012
Любое копирование текстов с портала stopinfin.ru только с указанием прямой ссылки на источник.

ДРУГИЕ СТАТЬИ НА ТЕМУ:

Топ-6 финских мест в Петербурге

Книга, которую стоит прочесть

Турист № 1

По Финляндии с Павликом Лемтыбожем

Лапландская лихорадка

Эта старая - старая финская сказка

Перед концом света

В гости к президенту!

Огненный дождь Финляндии

Город круглых улиц

Цветы для Анны

Лучшие эссе на тему "Я житель средневекового Турку".

Из записок древнего новгородца, поселившегося в средневековом Турку…

В гостях у Карла Фацера

Удастся ли поднять сокровища с «Фрау Марии»?

Mikä Suomi oikein on? Или, что такое Финляндия…

Волшебная зима

В поисках утраченного времени

На языке эльфов

Таинство утилизации

Закон Линуса, или подарок великого романтика

Память, потонувшая в мифах

Человек, который видел Йолупукки

Сокровища «Фрау Марии»

Обитель царственных особ

По эту сторону границы

Карельский перешеек-столкновение интересов

Чудеса в... ботинке

Добро пожаловать в… бочку

"Святая святых" финского дома

Рождество в Финляндии

Оулу - зеленый центр северной Финляндии

Рацио и эмоцио финского ренессанса

Западное побережье: край десяти потоков

В гости к приведениям

Память в финском животе

Счастливые дни в Виролахти

Простая и великая Туве

Финская золушка

Жизнь как колдовство

О рыбах и бобрах

Чужой среди своих

Под музыку великого магистра

Партизаны Суоми

В Финском заливе может появиться остров Талсинки

Свеаборг

Драма времен “казино-экономики”

Финская аура

Тампере - город необычных музеев

Замок в Турку: любовь и кровь

НА ЭТОМ МЕСТЕ МОЖЕТ БЫТЬ ВАША РЕКЛАМА







webcam Расстояния по Финляндии