Новости
Дорога, граница
Рекламодателям
Конкурсы и акции
Календарь событий
Финляндия в Петербурге
Размещение / Бронирование
О нас
Туры
Недвижимость
О Финляндии
Вопрос-Ответ
Покупки, скидки
Читальный зал
Города
Партнеры
Архив журнала
Подписка на журнал

Архив журнала

Архив конкурсов

«…Никогда не пить пьяного – ни водки, ни вина…»

Тема: Искусство / Литература  

Журнал No: 2 (39)


«Замечательный народ эти петербургские финны. С одной стороны, они образованы настолько, как ремесленный люд нигде в Финляндии, в целом довольно зажиточны и внешне выглядят как господа, читают книги и газеты и пр.; с другой стороны, они вообще довольно ветрены и любят выпить». Так, не приукрашивая, характеризовал соплеменников 135 лет назад один из финских писателей.

Заботу и тревогу автора этих строк по поводу склонности части соотечественников к алкоголю современники хорошо понимали. Впрочем, справедливости ради, стоит сказать, что среди столичных обывателей, кои в пьянстве были замечены, числились не одни финны, но и представители других национальностей. Да и сама проблема винопития в масштабах своих не замыкалась в границах Санкт-Петербурга, а была болезненной для жителей многих городов и весей Российской империи.

Со второй половины XIX столетия начались активные поиски способов борьбы с пьянством. Чего только не изобретали радетели трезвого образа жизни! И многоступенчатый переход: от водки к вину, от вина к пиву и, наконец, от пива к безалкогольным напиткам! И сокращение числа мест продажи алкогольных напитков! И запрет на торговлю ими в воскресные и праздничные дни! Порой предложения носили курьезный характер.

В самом деле, можно ли удержаться от улыбки, читая в газетах такой совет: выпускать посуду под крепкие напитки с очень узким горлышком, дабы их трудно было пить непосредственно из бутылки. Наиболее распространенной антиалкогольной мерой оказалось создание различных обществ трезвости. Сначала бремя борьбы против водочного дурмана приняла на себя церковь. Именно по ее инициативе в 1858 году в России появились первые общества. В Петербурге широкую известность получило Александро-Невское общество трезвости, открытое в конце того же века при Воскресенской церкви, что стояла у Варшавского вокзала.

При вступлении в церковные общества новые члены клялись на кресте и Евангелии не употреблять никаких спиртных напитков. В одних случаях достаточно было устного обета, в других желание вести трезвый образ жизни подтверждалось письменно. Как правило, заявления требовали нецерковные организации, проповедовавшие трезвость и принимавшие в свои ряды лиц любой национальности и религиозных верований. «Мы, нижеподписавшиеся, порешили… для себя никогда не пить пьяного – ни водки, ни вина, ни пива, ни меда и не покупать и не угащивать ничем пьяным других людей», – гласил составленный писателем Львом Толстым текст обещания общества «Согласие против пьянства».

Чтобы сдержать обет, требовалось немалое мужество. «Русская водка – камень преткновения, перед которым не смогли устоять столь многие. Да, пьянствуют и в Финляндии, но это детская игра по сравнению с тем, что имеет место здесь», – с горечью замечал финский журналист уже в середине 80-х годов XIX столетия. Причин и поводов для поднятия рюмки или стакана в столице было предостаточно, да и возможностей в этом отношении большой город предлагал немало.

По признанию репортеров петербургской финноязычной газеты "Pietarin lehti", пивная и портерная торговля в городе на Неве разрослась столь сильно, что заведения по их продаже имелись на каждой улице. Хотя пиво, которое в них продавалось, было гораздо хуже разлитого в бутылки на фабрике, сами кабаки грязные и очень шумные, а воздух в них застойным. К зазывным разноцветным вывескам пивных и портерных добавлялись невесть кем установленные обычаи и традиции. Бывший подмастерье, выбившийся в мастера, устраивал по этому случаю «вспрыск».

Не обходились без выпивки ни крестины, ни похороны, ни свадьбы. Одна из выпускавшихся в Петербурге газет на финском языке так описывала свадебное торжество: начинается оно «вечером и длится всю ночь до часов 6–7 утра. Всю ночь не делают ничего другого, кроме как упиваются и обжираются. Еда, т.е. так называемая закуска, это водка с селедкой, сыр или что-нибудь подобное для заглатывания после водки. Квартиры всегда тесные, а гостей всегда приглашают больше, чем они могут вместить.

От множества народа и тесноты – жарища и духота, почище, чем в парилке. В винных испарениях проходит вся ночь, и просвещенный человек может подумать: можно ли это назвать свадьбой, и более того, – веселой свадьбой?» Подобное увеселение подрывало не только здоровье, но и бюджет виновника торжества. Расходы на такую свадьбу достигали 100–120 рублей, а месячный заработок ремесленника не превышал 15 рублей. Залезали в долги, пытались экономить, но основные расходы уходили на горячительные напитки.

Короче говоря, к 80-м годам XIX столетия многие петербургские финны осознали потребность в противостоянии пороку. К этому времени в окрестностях столицы уже работали два финских общества трезвости: одно в приходе Марково, другое в Белоострове. А в 1885 году и в Петербурге появилась аналогичная организация под названием «Алку», что переводится с финского как «Начало». Инициаторами его создания стали четверо финских ремесленников, но главную роль сыграл петербургский портной Каарло Суоминен. Позже он вспоминал, с чего все начиналось: в конце 1884 года, перед праздником Рождества Христова, среди финских рабочих в Петербурге развернулась агитация против пьянства.

Некоторое время спустя в зале приходской школы было устроено специальное заседание, на котором токарь Каарло Линден с воодушевлением прочел лекцию о пользе трезвости. Эти действия нашли отклик среди части слушателей, ставших сторонниками трезвого образа жизни. Поскольку никакого общества еще не существовало, решили провести запись в Союз синей ленты, так как трезвенники, дабы отличаться от других, вдевали в петлицы синие ленточки.

Через несколько месяцев обладателей Синей ленты в столице насчитывалось уже почти две с половиной сотни. Однако с созданием официально разрешенного самостоятельного трезвеннического общества организаторы не спешили. О том, как много препон придется преодолеть при утверждении устава в имперском Министерстве внутренних дел, они были наслышаны. Чтобы избежать бюрократических рогаток, решено было основать «Петербургское финское общество трезвости "Алку"» на правах отделения уже действовавшего на протяжении трех лет Петербургского финского благотворительного общества. В этом случае надо было утвердить лишь дополнения к уставу Благотворительного общества.

Основные цели «Алку» Суоминен «со товарищи» видели в том, чтобы воспрепятствовать «употреблению алкогольных напитков в качестве продуктов питания и как опьяняющих средств», содействовать трезвому образу жизни, спасать впавших в пьянство и, по возможности, устранять те непорядки, которые пьянство порождает. Искренний порыв и благородные цели не встретили единодушной поддержки со стороны членов благотворительного общества. Далеко не все из них стремились стать трезвенниками и не собирались на устраиваемых ими вечерах отказываться от традиционного бокала вина.

Наиболее влиятельную часть благотворителей составляли люди с солидным достатком. Их кошелек определял общественное положение и соответствующий образ жизни, которые не шли ни в какое сравнение с жизнью и достатком поборников трезвости, в массе своей бывших наемными рабочими. Конфликтов избежать не удалось, и в 1887 году «Алку» стало самостоятельным обществом. Надзор за его деятельностью, согласно уставу, осуществляли Министерство внутренних дел и пасторат.

Сотрудничество с церковью не только способствовало духовной поддержке, но и приносило членам общества некоторую материальную выгоду. Членский взнос составлял всего лишь 50 копеек в год, что не позволяло часто арендовать большие и дорогостоящие залы для проведения массовых мероприятий. В этом случае пасторат приходил на помощь, предоставляя обществу свои помещения. Правда, для проведения работы в приходских школах потребовалось еще и разрешение полиции. С трудом, но оно было получено, и члены общества стали собираться в разных местах города: на Выборгской стороне, Васильевском острове, Охте, в Удельной, Лесном.

Некоторые встречи проходили за пределами Петербурга – в Сестрорецке. «Алку» сразу же стало популярным. Уже через год после создания в его центральном отделении (без филиалов) насчитывалось свыше 300 человек. Правда, к началу XX столетия число поборников трезвости снизилось до двух с половиной десятков, но вскоре оно вновь увеличило свои ряды. И в 1911 году – на юбилейных торжествах по поводу 25-летия «Алку» – его руководители с гордостью заявляли, что их цели разделяют более двух тысяч петербургских финнов.

В основном это были сапожники и металлисты, а также мастера золотых и серебряных дел, портные, плотники и представители других рабочих и ремесленных профессий. «Мотором» общества оставался Каарло Суоминен – бессменный председатель на протяжении первой четверти века существования «Алку». Во всех своих начинаниях он встречал неизменную поддержку со стороны жены – учительницы Ольги Кахи, отдававшей трезвенническому движению немало сил. Из-за скудного финансирования формы деятельности «Алку» не отличались большим разнообразием.

Иногда организовывались пароходные прогулки по Неве, реже – в Финляндию. Они становились настоящим событием и привлекали каждый раз сотни желающих. Но чаще всего общество устраивало вечера, на которых читались лекции, порой не отличавшиеся особым литературным изыском. Лекторы нередко приглашались из Финляндии. Впрочем, иногда денег не хватало и на лекции. В этом случае приходилось довольствоваться так называемыми «маленькими вечерами», на которых активисты «Алку» сами вели беседы о трезвом образе жизни. Если на этих встречах больше внимания уделялось психологическому состоянию, переживаниям собеседников, то слушатели курсов трезвенников, устраиваемых «Алку», получали и практические советы, как избежать тяги к спиртному, как организовать непьяный досуг.

В течение года такие курсы посещали десятки, а то и сотни финнов. Некоторое однообразие встреч финских трезвенников скрашивали существовавшие при «Алку» оркестр и певческое общество. Как правило, они завершали вечернюю программу. Иногда силами самих членов «Алку», организовавших театральное общество, ставились небольшие пьесы или «живые картины» – жанры самодеятельного искусства, необычайно популярные в то время. К началу Первой мировой войны в"Алку" появилась ораторская секция, членов которой обучали риторике – иными словами, искусству правильно и красиво говорить.

Духовному развитию трезвенников помогала и небольшая библиотека, собранная активистами общества. Для поправления финансового положения и придания обществу большей популярности один, а то и несколько раз в год в одном из концертных или театральных залов Петербурга «Алку» устраивало большие платные вечера. Украшали такие вечера финляндские знаменитости. Например, профессор истории Вяйне Войонмаа.

Современному читателю, интересующемуся историей наших соседей, он больше известен как один из министров иностранных дел и автор книги «Дипломатическая переписка», опубликованной на русском языке. Неоднократно на вечерах общества с чтением стихотворений современных финских поэтов выступала Ида Аалберг, звезда финского театра конца XIX – начала XX веков. Популярность Аалберг – одной из крупнейших финских актрис, чье искусство отличалось большой драматической силой, была велика не только в Гельсингфорсе, но и в Петербурге. К слову сказать, в российской столице Аалберг прожила свои последние годы и умерла здесь в 1915 году.

Благодаря личным контактам Суоминена с трезвенническими организациями, существовавшими в Великом княжестве Финляндском, «Алку» довольно быстро перенимала и их методы работы, иногда весьма необычные. Так, например, в конце XIX века в Улеаборге под руководством врача Конрада Реландера была проведена своего рода «забастовка» против спиртных напитков. Ее участники брали на себя обязательство в течение года не употреблять спиртного или не посещать кабаков. В Финляндии в ней приняли участие около 70 тысяч человек. Общество «Алку» подхватило эстафету весной 1898 года.

В мае оно собрало в Павловском зале не менее 700 своих членов. Каждому из участников была выдана голубая ленточка. Всего же в столице к этой акции примкнуло около 1500 петербургских финнов. Более 2 тысяч финнов приняли участие в «трезвой забастовке» в Выборге и свыше 7 тысяч – в Гельсингфорсе. Хотя эта акция не носила политического характера, она встревожила власти, видевшие, иногда не без оснований, в деятельности даже таких организаций опасность для монархии. Любопытно, что еще при зарождении трезвеннического движения, начальство в Статс-секретариате Финляндии и в паспортной экспедиции, расположенных в российской столице, запретило своим служащих носить синюю ленту. Тогда это выглядело явной перестраховкой.

Но постепенно и «Алку» и другие – не финские – общества трезвости все больше ударялись в политику. Пасторат попытался было одернуть зарвавшихся трезвенников, установив высокую арендную плату за помещения приходских школ. Увы, политического «отрезвления» не наступило, и в революционном 1917 году «Алку» на удивление быстро оказалось в руках сначала социал-демократов, а затем большевиков.


08.02.2005

ВКонтакт Facebook Одноклассники Twitter Яндекс Mail.Ru

© STOP in Finland 2000-2012
Любое копирование текстов с портала stopinfin.ru только с указанием прямой ссылки на источник.

ДРУГИЕ СТАТЬИ НА ТЕМУ:

Эссе Ханну Мякеля "Семеро сирот в школе жизни"

«Я бродила по мирам…»

Русское волнение Розы Ликсом

Книга, которую стоит прочесть

А все из-за одной обгоревшей спички

Воспоминания, которые возвращаются

Вот какая акустика!

Таблетка от одиночества

Работа длиною в жизнь

Финский Голливуд

Интервью журналу Eeva

Она пыталась рисовать щупальцами

XXII Неделя кино Финляндии в Санкт-Петербурге

За кулисами Suomen Kansallisooppera

Вот такое кино…

Mikä Suomi oikein on? Или, что такое Финляндия…

Глазами сказочника

На языке сказки

Приятного просмотра!

Финское кино - 2010. Место под солнцем.

Ханну Мякеля "О моей жизни"

На языке эльфов

Память, потонувшая в мифах

Человек, который видел Йолупукки

ХХ Неделя кино Финляндии

Девятая волна финского дизайна

Без излишеств

Сумасшедшая Финляндия

Финляндия в глазах прессы

Театр на чемодане

«2X2» финн-арта

Финский гамбит

Библиотеки в автобусе

Волшебная сила слова

Вся правда о Муми-тролях

Рацио и эмоцио финского ренессанса

7 современных финских пьес - 7 проблем финского общества

Что волнует финнов

Розы? – Книги!

Лучший друг финна

В Санкт-Петербурге открылась фотовыставка, посвященная Финляндии.

Простая и великая Туве

Жизнь как колдовство

Чужой среди своих

Под музыку великого магистра

Феномен Простоквашино

В Финляндии обнаружена мебель семьи Романовых

Православие по-фински

Элиас Лённрот – собиратель рун

Культурный вопрос

НА ЭТОМ МЕСТЕ МОЖЕТ БЫТЬ ВАША РЕКЛАМА







webcam Расстояния по Финляндии